Верховный суд РФ уточнил, когда уголовное дело нельзя вернуть в прокуратуру

Неполная, с точки зрения суда, экспертиза не является основанием для возврата уголовного дела в прокуратуру, разъясняет Верховный суд РФ. 

Высшая инстанция также указала, что в обвинительном заключении по делам о растрате необязательно расписывать доказательства корыстного мотива, поскольку диспозиция этой статьи УК и так содержит такие признаки.

Суть дела

Высшая инстанция рассматривала кассационное представление заместителя генпрокурора РФ на возврат дела против экс-руководителей Центра имени Хруничева в прокуратуру.

Трое бывших высокопоставленных сотрудников ведущего предприятия космической отрасли страны обвиняются в совершении растраты чужого имущества с использованием служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере.

Дорогомиловский суд Москвы вернул дело прокурору на основании пункта 1 части 1 статьи 237 УК РФ для устранения препятствий рассмотрения его судом.

В постановлении суд сослался на отсутствие в обвинительном заключении описания преступных действий, свидетельствующих о намерениях или действительном получении фигурантами незаконного вознаграждения. Также в нем не содержится описания доказательств личной корыстной заинтересованности обвиняемых в совершении растраты, указал суд.

Он также полагал, что экспертное заключение по делу является неполным, а следствию необходимо было допросить специалистов и экспертов, включенных в список свидетелей.

Автор представления счёл, что выводы суда первой инстанции о необходимости возвращения уголовного дела прокурору являются преждевременными, сделанными без оценки всех представленных доказательств.

Верховный суд с его доводами согласился.

Позиция ВС

Высшая инстанция напомнила позицию Пленума ВС РФ от 22 декабря 2009 года No28 (с последующими изменениями), который уточнил нарушения, позволяющие вернуть уголовное дело прокурору:

- обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого;

- обвинительное заключение не подписано следователем либо не согласовано с руководителем следственного органа или не утверждено прокурором;

- в обвинительном заключении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу.

В рассматриваемом деле в обвинительном заключении указаны существо обвинения, место и время совершения преступлений, его способы, мотивы, цели, последствия, суммы причиненного ущерба и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Действительно, в обвинительном заключении отсутствует описание преступных действий, свидетельствующих о намерениях или действительном получении обвиняемыми незаконного вознаграждения и описания доказательств личной корыстной заинтересованности обвиняемых в совершении растраты.

«Однако по смыслу закона как растрата квалифицируются противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника, в том числе путем его передачи другим лицам, включая юридические, круг которых не ограничен соучастниками виновного и близкими ему лицами», — поясняет ВС РФ.

Он считает, что утверждение первой инстанции о необходимости допросов следователем специалистов и экспертов, включенных в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, поскольку противном случае обвинительное заключение не соответствует требованиям статьи 220 УПК РФ, является несостоятельным.

Эксперты и специалисты были включены следователем в список по ходатайству стороны защиты, которое было заявлено и удовлетворено по окончании предварительного следствия, уточняет ВС. При этом сторона защиты не ходатайствовала о допросе в ходе следствия специалистов и экспертов, а лишь просила включить их в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

«Преждевременным является и вывод суда о неполноте экспертного заключения, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, исследование доказательств по делу не завершено, а в случае возникновения у суда сомнений в правильности, объективности и полноте заключения эксперта они могли быть разрешены судом путем допроса в судебном заседании экспертов, участвовавших в проведении экспертизы, постановки перед ними соответствующих вопросов, исследования всех представленных сторонами доказательств, в том числе допросов специалистов, заявленных стороной защиты, и последующей оценки доказательств в совокупности. Кроме того, суд не лишен возможности назначения дополнительной либо повторной экспертизы», — отмечает высшая инстанция.

Таким образом, считает ВС, не завершив судебное следствие, не предоставив сторонам обвинения и защиты возможность в полном объеме представить все доказательства, не исследовав их в совокупности, суд фактически дал оценку доказательствам, а также сослался на обстоятельства, не предусмотренные статьей 237 УПК РФ при возврате дела прокурору.

В связи с чем судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отменила постановление суда и последующие судебные решения, а уголовное дело передала на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции иным составом суда (Определение No5-УДП19-106).

14 января 2020  52

Комментарии

Нет комментариев

Ваш комментарий

Вы должны войти на сайт, чтобы оставлять комментарии.