Особое усмотрение...

Хочется порадоваться новостью: следуя примеру В.К. Буковского... официально, через "Интернет-приемную", обратился с жалобой в Генеральную прокуратуру Российской Федерации; получил ответ с просьбой подтвердить намерения, а также уведомление о принятии обращения к рассмотрению под номером ID 2031694. И, честно сказать, мне это понравилось, благо есть о чём сообщить: история эта давняя, ужасная и не поддаётся объяснению. Но всё что я написал в жалобе, за исключением персональных данных участников имевших место событий, которые я изменил из риска подвергнуться суровым карам, абсолютная правдой.

 

Ж А Л О Б А

(в порядке гл. 49 УПК РФ ).

19.01.2016 г. приговором мирового судьи судебного участка № 1 Балаковского района Саратовской области Усачев Б.Б. признан виновным в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 116 УК РФ , и подвергнут наказанию в виде обязательных работ на срок 200 часов; приговор участниками процесса не обжаловался и вступил в законную силу.

Как видно из приговора, обвинение выбрало на роль главного виновника происшествия саму жертву — Климова В.П., с чем безапелляционно согласилась мировой судья Петькина Н.Г., отчего уголовное дело и получило такую скорую развязку: уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Дело Климова представляет собой сумму последовательных действий должностных лиц правоохранительных органов, плюс — мирового судьи, находящихся в материалах уголовного дела, и списанного в архив с грифом хранить 5 лет.

Основная задача, преследуемая мною, заключалась лишь в том, чтобы перевести доступным языком существо свершившегося от имени Российской Федерации произвола, которое, полагаю, при моём молчании навсегда исчезнет в застенках архива и в памяти скорбящих родственников жертвы преступления.

В настоящем обращении мною кратко будут приведены протоколы допросов и фрагменты обвинительного заключения по материалам уголовного дела, любезно представленных мне родственниками Климова.

В протоколах допросов обвиняемого, свидетеля, и в материалах уголовного дела наглядно прослеживаются фактические обстоятельства, при которых наступила смерть Климова, мотивы, по которым Усачевым было совершено насилие, а также последствия совершенного им деяния в отношении жертвы, находящегося в причинно-следственной связи — смертью потерпевшего.

Мне представляется уместным ниже в тексте дать исчерпывающее видение рассматриваемой истории, как практикующему адвокату и гражданину, исходя из того, что судьба (жизнь и смерть) Климова, его роль и отсутствие в деле активной защиты со стороны потерпевшей стороны, нам известны.

Я убеждён в том, что материалы уголовного дела в целом раскрывают логику правоохранительных органов и суда, направленную на освобождение Усачева, виновного в смерти Климова, от уголовной ответственности за особо тяжкое преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ .

В отсутствии письменного согласия родственников Климова, копия приговора представлена без указания персональных данных участников процесса, что, впрочем, не составляет труда проверить в рамках прокурорского надзора.

Обстоятельства в уголовном деле, как они имели место в действительности, будут изложены в их последовательности.

Объективная сторона преступления, в котором установлена вина Усачева находится в причинно-следственной связи с наступившей смертью Климова, что в ходе предварительного расследования виновный признавал, и это подтверждается протоколом его допроса от 14.09.2015 г., составленного следователем с участием защитника Вавилкиной С.А..

Кроме этого, из протоколов его допроса следует, что он, Усачев, является участником боевых действий, следовательно, обладает специальными навыками боевых искусств, а потому его действия могли находиться в причинной связи с наступившими последствиями — смертью Климова, что необоснованно проигнорировано органами следствия и судом.

О мотивах преступления, совершённого Усачевым, в своих показаниях указывает несовершеннолетний свидетель Усачев А.Б., который согласно протоколу допроса от 14.09.2015 г. показал: "…При известных обстоятельствах находился во дворе дома № 17. Как он понял, у отца имелись неприязненные отношения к Климову по причине не возврата долга. Отец пытался выгнать Климова. Он видел, как отец ударил его рукой в лоб, от чего последний попятился и сел на тропинке на ягодицы".

В рамках расследования уголовного дела проведено три судебно-медицинских экспертизы и в каждой приведены выводы, которые сводятся к тому, что у потерпевшего Климова выявлены телесные повреждения: ЗЧМТ, УГМ тяжёлой степени со сдавлением острой субдуральной гематомой справа, субарахноидальное кровоизлияние, ссадина в лобно-теменной области, отёк головного мозга, от которых последний в течение часа от имевших место событий потерял сознание, а спустя неделю — скончался в больнице.

Таким образом, представляется, что Петькина определённо знала и понимала, что в силу положений п. 1 ст. 2.1 ст. 237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе она обязана была возвратить уголовное дело прокурору для предъявления Усачеву обвинения в совершении более тяжкого преступления. Однако ею в деле Климова вынесен обвинительный приговор.

Казалось, всего лишь приговор, как один из многих, постановленный в особом порядке судебного разбирательства. Но всё далеко не так. В рассматриваемой ситуации дело, в общем то, не в том, что преступление, по которому вынесен обвинительный приговор за нанесение побоев, относится к делам частного обвинения и возбуждается не иначе, как по заявлению потерпевшего, что не исключает публичный характер уголовного судопроизводства. Но дело всё в том, что в уголовном деле отсутствует сам потерпевший, который, как выясняется, скончался при обстоятельствах, относящихся к рассматриваемым событиям. То есть, по сути, Петькина уклонилась от отправления правосудия, пользуясь в качестве инструмента положениями гл. 40 УПК РФ , для чего намерено опустила ключевые детали уголовного дела и, используя шаблонный набор данных прямо сокрыла факты, тем самым постановила неправосудный обвинительный приговор, в том числе освободила Усачева от установленного уголовным законом наказания за причинённый тяжкий вред здоровью Климова, повлекший смерть.

Насколько обоснованы мои суждения, указывают следующие выводы.

Исходя из положений гл. 40 УПК РФ особый порядок принятия судебного решения представляет собой производство, по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренные УК РФ , не превышает 10 лет лишения свободы, без проведения судебного разбирательства. Оно заключается в особых правовых отношениях и деятельности всех его участников, при главенствующей и определяющей роли суда, по установлению присутствия или отсутствия юридических и фактических оснований, которые позволят признать виновным в совершении преступления подсудимого в сокращенном порядке процедуры судебного следствия.

Согласно положений ч. 6 ст. 316 УПК РФ мировой судья обязана была выяснить мнение потерпевшей стороны в деле: даёт ли законный представитель своё согласие на проведение упрощённого порядка судебного разбирательства, нуждается ли в юридической помощи, осознаёт ли характер и последствия заявленного подсудимых Усачевым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Однако, исходя из материалов уголовного дела, нельзя сказать, что Петькиной в полной мере были выполнены требования приводимой нормы, как и требования ч. 7 этой же нормы, согласно которой выводы суда об обвинении, с которым согласился подсудимый, должны быть подтверждены доказательствами, собранными по уголовному делу.

Мы видим, что приводимые законоположения согласуются с правовой позицией Конституционного суда РФ, который в своём определении от 02.09.2013 г. № 16-П указал, что суд обязан выявлять по делу обстоятельства, препятствующие постановлению судом законного, обоснованного и справедливого приговора, и ставить перед участниками процесса вопрос о применении процедуры возвращения уголовного дела прокурору для устранении препятствий к рассмотрению дела по существу.

В любом случае, следует признать, как следует из протокола судебного заседания, законный представитель не давал своего согласия на проведение упрощённого порядка судебного разбирательства, а отсутствие воли потерпевшей стороны на рассмотрение уголовного дела в особом порядке обязывало мирового судью выйти в общий порядок судебного разбирательства.

Кроме этого, обратившись к материалам уголовного дела и протоколу судебного заседания мы обнаружим дополнительные основания для признания итогового решения мирового судьи по уголовному делу незаконным. Так, согласно части протокола судебного заседания от 19.01.2016 г., в судебном заседание государственным обвинителем Елистратовым А.В. в порядке ч. 8 ст. 246 УПК РФ было заявлено ходатайство об изменении обвинения Усачеву в сторону смягчения и исключения из обвинения квалификационного признака — совершение иных насильственных действий. В нарушении ч. 2 ст. 256 УПК РФ заявленное ходатайство председательствующая Петькина приняла как должное, и, не удаляясь в совещательную комнату для вынесения отдельного процессуального документа, разрешила его по существу, продолжив рассмотрение дела в отношении подсудимого в рамках окончательного обвинения, в особом порядке.

Из правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в постановлении от 08.12.2013 г. № 18-П, мы увидим, что государственный обвинитель, согласно применяемой им нормы УПК РФ , до удаления суда в совещательную комнату для постановлении приговора, вправе изменить обвинение в сторону смягчения, что законодатель растолковал как процесс непосредственного и устного исследования доказательств по делу, что предполагает рассмотрение заявленного прокурором ходатайства в общем порядке судебного разбирательства, что также было проигнорировано мировым судьёй Петькиной.

Таким образом, принимая во внимание требования приводимых законоположений и ситуацию, в которой было рассмотрено ходатайство государственного обвинителя Елистратова, а также оценивая действия председательствующего судьи при отправлении правосудия в особом порядке судебного разбирательства, мы видим, что Петькина намеренно злоупотребила своими правами.

Мог ли законный представитель искренне верить в то, что Усачев понесёт заслуженное наказания за смерть брата? Полагаю, что не мог. Между тем, после ознакомления с приговором суда, понял, что его лишили того, на что он по закону вправе был рассчитывать, — права на достойную компенсацию вреда, причинённого утратой близкого ему человека, то есть — был цинично обманут. И к этому обману имеет непосредственное отношение мировой судья Петькина, дискредитировавшая своими действиями и решениями по делу судебное сообщество.

Представляется, что постановленный приговор, копия которого прилагается, является безусловным доказательством выявленных нарушений принципа законности и беспристрастности при отправлении правосудия, допущенных мировым судьёй Петькиной.

Судебный акт окончательно юридически легализовал способ укрывательства преступлений путём согласованного аннулирования обязанностей правоохранительных органов по расследованию и разрешению уголовных преступлений.

Результатом судебного акта стало блокирование доступа потерпевшей стороне к правосудию, поскольку имело место ненадлежащее осуществление мировым судьёй процессуальных действий и несправедливый результат, который согласно ст. 316 УПК РФ даёт право участникам процесса обжаловать итоговое решение по делу лишь по основаниям несогласия с мерой наказания.

Направленность умысла мирового судьи Петькиной при осуществлении правосудия на вынесение неправосудного приговора по делу выразилось в прямом игнорировании ею приводимых выше конституционных и уголовно-процессуального положений, что свидетельствует о её желании завуалировать заведомую незаконность и необоснованность процессуального бездействия органов следствия по расследованию особо тяжкого преступления.

Приводимые факты являться основанием для моего негодования, так как я убеждён в том, что в силу ч. 7 ст. 316 УПК РФ мировой судья обязана была убедиться в обоснованности предъявленного Усачеву обвинения, с которым согласился подсудимый, его доказанности; убедиться в достоверности фактических обстоятельств, способствовавших совершению преступления, в отсутствии нарушения прав и свобод граждан, а также других нарушений закона, допущенных при расследовании уголовного дела.

Представляется, что рассматриваемый пример возлагает на правоохранительные органы не меньшую ответственность за негативные последствия, выразившиеся в не расследовании особо тяжкого преступлении и незаконном освобождении лица, причастного к смерти Климова от уголовного преследования и ответственности за совершённое деяние.

Выводы основаны на материалах уголовного дела, предоставленного мне родственниками Климова для изучения, по моему мнению, в одинаковой мере могли повлиять на перспективу постановления судом справедливого приговора, но так и не были предметом проверки по тривиальной причине: вручения мировым судьёй приговора законному представителю за рамками сроков его обжалования.

Полагаю, что пассивное поведение законного представителя, а это именно так и есть, послужило, как следствие, основанием принятия по делу неправосудного приговора, что в перспективе лишает родственников возможности требовать возмещения вреда, причинённого преступлении согласуясь с наступившими последствиями — смертью Климова.

На основании изложенного и в соответствии со ст.ст. 413, 415 УПК РФ ,

П Р О Ш У:

Проверить изложенные выше факты нарушения федеральных законов России и, направить в президиум Саратовского областного суда надзорное представление о пересмотре уголовного дела № 1-7/2016 в отношении Усачева Б.Б., обвиняемого по ч. 1 ст. 116 УК РФ , осуждённого приговором мирового судьи судебного участка № 1 Балаковского района Саратовской области от 19.01.2016 г. к обязательным работам на срок 200 часов; запросить от мирового судьи судебного участка № 1 Балаковского района Саратовской области протокол судебного заседания и приговор мирового судьи от 19.01.2016 г., для проверки доводов по предмету, указанному в жалобе.

04.04.2019 г.           _______________ Тимофей И.Д.

 

P.S. Надеюсь, что ответ из Генпрокуратуры РФ не заставит себя ждать; а также рассчитываю на то, что кто-то из читателей избежит в жизни подобной участи, по крайней мере позаботившись о юридической помощи, став жертвой не только преступления, но и произвола.

06 апреля 2019  93

Комментарии

Нет комментариев

Ваш комментарий

Вы должны войти на сайт, чтобы оставлять комментарии.